Вещевые клады Москвы

2 октября 2013

Само слово “клад” появляется лишь в XVII в. До этого сокрытые в земле ценности именовались “скровищем” — сокровищем или “поклажей”. Самые ранние из известных археологам “поклаж” были сокрыты еще во времена неолита (нового каменного века), отделенного от нашего времени четырьмя – шестью тысячелетиями. В Подмосковье древнейший клад в виде скопления 43 кремневых орудий и заготовок, был найден в 1984 г. археологом А. Е. Кравцовым, при раскопках стоянки Беливо на реке Нерской в Орехово-Зуевском районе. По данным радиоуглеродного анализа проведенного в лаборатории геологического института возраст этого клада насчитывает более 7 тысяч лет.

Вещевые клады Москвы

В эпоху раннежелезного века необычайно ценились изделия из металла. Несовершенный процесс получения железа из болотной руды требовал значительных затрат. Известный тогда сыродутный способ производства не позволял температуре достигать той высоты, при которой железо переходит в жидкое состояние и может свободно вытекать из горна.. Оно оседало на его дне, в виде тестообразной массы – крицы, и застывало по окончании топки в виде небольших пористых слитков. Для того чтобы вынуть крицу, необходимо было каждый раз разбирать горн.

При раскопках на “дьяковских” городищах (Дьяковская археологическая культура получила свое название от села Дьяково, расположенного на территории современного музея “Коломенское”) археологи неоднократно находили клады железных орудий, инструментов, оружия, а также изделия из цветного металла. Так, при раскопках разрушенной кузницы Щербинского городища археологи обнаружили своеобразный “производственный клад” — железные клещи, косу – горбушу и втулку. Неподалеку были спрятаны массивные железные кольца диаметром 10-12см. Археологи установили, что эти предметы были укрыты работавшим здесь кузнецом в момент надвигающейся опасности.

Клад интереснейших бронзовых украшений был найден известным русским археологом Д.Я. Самоквасовым в 1860-е гг. на Дьяковом городище. Клад включал массивную шейную гривну, пряжку в форме подковы с углублениями для эмали, браслеты, ажурную круглую пряжку. О ценности самого металла свидетельствуют оказавшиеся в составе клада деформированные и сломанные предметы, явно предназначавшиеся для переплавки.

У села Троицы в Можайском районе были найдены железные наконечники стрел сохранившиеся в виде спекшегося в ком куска железа. При его расчистке реставраторам удалось выделить 12 экземпляров.

Химический анализ, металлография и другие исследования вещей из кладовых комплексов, позволяет определить технологию их изготовления, источник поступления сырья и т.д. Благодаря этим находкам удалось проследить обширную географию торговых отношений населения дьяковских городищ включающую Причерноморье, Прибалтику и Прикамье.

С течением времени представления о сокровище менялись. В кладах XII-XIII в. бронзу и железо сменяют серебряные украшения и слитки, окованные золотом, кресты из драгоценных камней и сосуды из драгоценных металлов.

Клад, содержащий подобные предметы был найден под зданием Патриаршего дворца в Московском Кремле. В подвальном помещении крестовой палаты, под кирпичной вымосткой, археологи обнаружили ямку-тайник. В ней оказались нательные кресты из синего лазурита, и серовато-розового мрамора покрытые на концах листовым золотом. Привозные камни, из которых изготовлены кресты, обрамлялись русским ювелиром. На это указывает техника черни с гравировкой и особенности начертания имеющихся на кресте надписей “Иисус” и “Ника”. По мнению автора раскопок Н.С. Шеляпиной, эти изделия, являвшиеся родовой реликвией, были укрыты в тайнике близ церкви (предшественнице Успенского собора) во время татарского нашествия 1238 г.

В самом Успенском соборе во время реставрационных работ, проводившихся в 1966 г., в перекопанном грунте в юго-восточной части храма был найден комплекс из четырех серебряных височных колец. На проволочных кольцах было нанизано по три металлические бусины, выполненные в технике скани и зерни. Такие трехбусинные кольца были излюбленным украшением в Южной Руси XII — первой половины XIIIвв. Чаще всего их находят в кладах древнего Киева.

Многие вещи ценились в свое время не меньше денег, поэтому в составе монетных кладов также встречается множество самых разнообразных предметов. Особенно дорогим было оружие. Один из самых интересных оружейных кладов русского средневековья был поднят с глубины колодца расположенного в подвале Угловой Арсенальной башни Московского Кремля. Во время чистки колодца с его дна извлекли около двухсот (!!!) крупных, до полуметра в диаметре, белокаменных ядер. Такие ядра защитники крепости метали с помощью камнеметных машин (“пороков”) на головы осаждавших врагов. К удивлению строителей, производивших чистку колодца, под завалом белокаменных ядер на губине 4,5 — 5м были обнаружены предметы воинского снаряжения: два богато орнаментированных шлема, четыре массивных стремени и два куска спекшихся кольчужных доспехов. Известный российский оружиевед А.Н. Кирпичников датировал эти шлемы началом XVIв. Как все эти вещи могли оказаться в колодце? Скорее всего, их прятали там ненадолго, видимо времени для поиска более подходящего места у владельца уже не оставалось. Однако доспехам суждено было пролежать в колодце почти пятьсот лет.

Еще один оружейный клад, был обнаружен в Ипатьевском переулке недалеко от сохранившейся доныне церкви Троицы в Никитниках. Здесь, на территории Великого посада в XVI веке располагались древнейшие московские монастыри, государевы приказы и дворы знатных феодалов. Ремесленных усадеб к этому времени в Китай-городе уже не было. Они давно были оттеснены на городские окраины – в Заяузье и Замоскворечье. Бывшая “Ипацкая” улица соединяла основные уличные артерии Великого посада Ильинку и Варварку. Осенью 1969 г., во время земляных работ на глубине 3,5 м, рабочие наткнулись на небольшой бочонок. Когда — то он стоял в подклете большого дома сгоревшего в пожаре 1571 г. Как сообщает летопись, в мае этого года к Москве неожиданно подступила орда крымского хана Девлет-Гирея и подожгла город. Страшный пожар не оставил, по описанию очевидцев, даже обгорелого пня, к которому можно было бы привязать лошадь. В огне погибли двенадцать тысяч человек, имена которых известны, не считая огромного количества женщин, детей и крестьян, искавших убежище в столице. Все они задохнулись в дыму, сгорели или были убиты татарами. Очевидно, не сумел избежать общей участи и владелец этих вещей. Хотя, зачастую, люди вернувшиеся на пепелище, не могли отыскать точное место дома, а следовательно, и зарытых под ним сбережений.

Теперь содержимое Ипатьевского клада можно увидеть в экспозиции Музея археологии г. Москвы. В отдельной витрине центрального зала выставлены боевые топоры, древнерусский “шолом” — шлем имеющий форму плавно вытянутого кверху конуса, железные стремена с широкой пластинчатой подножкой, длинные “засапожные” ножи. В составе этого клада хорошо сохранилась ручная пищаль – огнестрельное оружие, ствол которого граненый снаружи, но имеющий гладкий канал внутри. По письменным источникам пищали, или как их еще называли “огневые ручницы”, были известны на Руси с XV в. В XVI в. они уже получают широкое распространение в Москве. На стволе сохранилась выбитая чеканом дата арабскими цифрами – “1555”, что заставляет предположить его изготовление иностранным мастером. Ведь в Древней Руси цифры, как известно, обозначались буквами. Однако устройство фитильного замка имеет отечественную конструкцию. У российских замков курок двигался в сторону дульного среза, тогда как в замках западноевропейского производства направление движения было обратным. Деревянный приклад пищали не сохранился.

Вместе с оружием в том же бочонке были спрятаны не менее ценные хозяйственные предметы: топоры, сковородка, железный горшок, медное коромысло ручных весов и латунный литой рукомой-водолей. Этот сосуд с шаровидным туловом, двумя зооморфными сливами и ручкой для подвешивания был изготовлен в Нидерландах. Подобные рукомои можно видеть на картинах голландских художников XV в. Яна Ван Эйка, де Бира, Артсена. Этот водолей – великолепное произведение прикладного искусства, стоивший в Москве немалых денег, редкая находка. Несколько подобных сосудов сохранилось в крупнейших музеях мира: в петербургском Эрмитаже, в Музее декоративного искусства в Париже, в музее Шнютчен в Кёльне и в Метрополитэн – музее в Нью-йорке. Судя по составу клада, включавшего кроме дорогих хозяйственных предметов и оружие, его владельцем мог быть богатый дворянин. Покидая свой дом, хозяин усадьбы видимо попытался уберечь от пожара и то, что не смог унести с собой.

Кладом можно считать и скопление красноглиняных курительных трубок покрытых причудливым орнаментом. Они были найдены при восстановлении Казанского собора на Красной площади. До Петра I курение табачных трубок сурово наказывалось — курильщикам “дьявольского зелья” рвали ноздри. Однако запретный плод сладок. Пристрастившийся к курению Петр насаждал эту привычку и в России. Это послужило сигналом для иностранных купцов, наводнивших российские рынки своей продукцией. Наиболее распространенными были белоглиняные т.н. “голландские” и красноглиняные турецкие трубки, изготовленные в Константинополе.

Очень скоро русские мастера сами научились изготовлять глиняные курительные трубки. За образец они взяли турецкие трубки с короткой втулкой и широкой чашечкой, украшенной штампованным орнаментом в виде полупальмет. На втулке размещались небольшие овальные клейма с имитацией турецкой надписи. Самым распространенным трубочным фасоном (устойчивой формой) считался фасон “тахта — чубук”.

Дмитрий Осипов, 2002 г.

www.adventure.ru

Также читайте:

Один комментарий на «“Вещевые клады Москвы”»

  1. Серг:

    Спасибо вашему сайту за отличную информацию. Поисковикам советую взглянуть на карту онлайн с обозначенными местами хуторов http://kartograpf.ru/index/onlajn_karta/0-109

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *