Тайна пистолетных стволов

30 мая 2013

История эта произошла лет двадцать тому назад, когда я еще работал в Государственном Историческом музее в отделе оружия. Любой музей имеет какую-нибудь дальнюю кладовку, в которую стаскивают все, что на взгляд музейщика не имеет никакой ценности. Как правило, это поломанные предметы, из дублетного фонда, просто всякие железяки, неизвестно кем и когда принесенные; короче, откровенное барахло. Разбирать все это нет времени, да и вряд ли имеет смысл. Одно только свято – из музея никогда и ничего не выбрасывают, даже если предметы выглядят абсолютно ненужными.

Роясь как-то в подобной «свалке», я наткнулся на ржавый кусок железа, несколько похожий на обломок водопроводной трубы. Откинуть его в сторону мне помешала, видимо, интуиция. Внимательнее присмотревшись, я понял, что имею дело с весьма странным предметом. Он был похож на короткий ствол какого-то огнестрельного оружия, но имел в дульной, в средней и в казенной части наваренные из железа толстые кольца. Более того — заднее кольцо на казенной части имело два просверленных отверстия.

Когда музейному исследователю попадает в руки непонятный предмет, он начинает искать ему аналогии. В Историческом музее ничего подобного не оказалось. Пришлось обратиться к научной литературе. И тут начались неожиданности. Абсолютно таких же стволов не оказалось, но были похожие, и все они относились к концу XIV — началу XV вв. Я не поверил сам себе: найти в фондах музея, да еще среди дублетного фонда, столь древний предмет казалось невозможным. Ведь каждый из них реликвия и все они наперечет. Но случилось невероятное — я держал в руках ствол древнейшего оружия, образцов которого во всем мире не более двух десятков экземпляров. Более тщательное исследование показало, что этот ствол еще более редкая вещь, чем выглядел сначала.

Он представлял собой узкую железную трубку, незначительно расширяющуюся к дульному срезу. Для усиления в трех местах приварены железные кольца шириной 18-22 мм. Торец ствола заварен специальной заглушкой. На заднем кольце два отверстия, одно для поджигания пороха, а назначение второго — непонятно. Общая длина всего ствола 19,5 см, а диаметр его канала (калибр) 13 мм.

Сохранившиеся в других музеях стволы имеют длину от 18 до 29 см, но калибр у них 25-35 мм. Ближе всего к нашему стволику подходит ствол так называемой «таненнбергской» ручницы, найденной в развалинах замка в Таненнберге. В 1399 г. этот разбойничий рыцарский замок в гессенском княжестве был взят штурмом и разрушен. Спустя 450 лет в 1849 г. при его раскопках и был найден ствол древней ручницы. Но он имел более крупный, чем ствол из Исторического музея, калибр — 14,5 мм и длиннее его на 10 см. Когда и кем создавалось такое оружие? Здесь следует вернуться лет на 50-60 назад.

История появления в Европе огнестрельного оружия покрыта мраком неизвестности. Еще в XIII в. крестоносцы познакомились на Востоке с копьями, мечущими огонь, с «мадфами», стрелявшими камнями, и с бомбардами, издававшими страшный грохот. Скоро стало понятно, что все это оружие действует на основе пороха. Его свойства изучали монахи, алхимики и философы, пока не нашлись умельцы в Европе, приспособившие порох для метания разного рода снарядов.

Первое изображение такого орудия находится в рукописи английского юриста Вальера де Милимета. Он написал в 1327 г. наставление для короля Эдуарда III, где в частности сообщал о новом оружии. В рукописи представлен рисунок, на котором воин в кольчуге подносит зажженный фитиль к вазообразному сосуду, из которого торчит арбалетная стрела. Сомнения в подлинности изображения вызывает и ствол в виде вазы, и снаряд в виде стрелы. Может быть и по сей день мы не знали, как выглядели первые «пушечки», если бы не находка в шведской деревне Лосхульт, сделанная в 1861 г.

Найденный предмет выглядел как грушевидный сосуд из бронзы с очень толстыми стенками. Его длина составляет 30 см при диаметре дула-горлышка 36 мм. В задней овальной части сосуда пробито отверстие для поджигания порохового заряда. Его вес равен 9 кг. Внешнее подобие с рисунком из рукописи Милимета поразительное. Более того, немецкая хроника 1331 г. сообщает, что при осаде г. Цвидали были использованы некие «вазы» для обстрела города. В других документах упоминаются «огненные сосуды» для метания стрел. Снаряды-стрелы перечисляются в 1348 г. в расходной книге г. Франкфурта — на — Майне.

Метание стрел из первых вариантов огнестрельного оружия не представляется чем-то необычным. Новое всегда предстает в облике старого. Вспомним, что первые автомобили походили на кареты. Стрелы вместо ядер применялись еще не менее полувека. Точного места создания первого огнестрельного оружия в Европе, а тем более его автора, назвать нельзя. Можно только предполагать, что произошло это в 1320-х гг. и, скорее всего, в Южной Германии. Оттуда оно быстро распространилось по всей Европе, а на Руси зафиксировано в 1382 г.

Первые ружья имели бронзовые стволы, которые насаживались на древко. Опять же некая аналогия с копьями. Ближе к концу XIV в. появились железные кованные стволы, которые укладывались в деревянные колоды, представлявшие собой подобие ружейной ложи. Таким образом, по внешним признакам, ствол найденный в Историческом музее относится к рубежу XIV — XV вв. Однако хотелось бы понять его происхождение и место производства.

Здесь я натолкнулся на новую загадку. Поиски в архиве музея выявили, что найденный мной стволик древнейшего оружия уже был передан (!) в 1937 г. в Артиллерийский Исторический музей в Ленинграде… Как же он может быть одновременно в двух музеях? Срочно еду в Ленинград и мне предъявляют точную копию такого же стволика. Узкая железная трубка, усиленная тремя кольцами, а отличие, и то минимальное, лишь в размерах: длина 19 см, калибр 12,5 мм. Разница в пределах погрешностей тогдашнего производства. Следовательно, наличествовало два стволика. Один был передан в Ленинград, а другой забытый пылился в дальней кладовой Исторического музея.

И вот тут у меня родились сомнения. С каким оружием я имею дело? Ведь парами изготовлялись только пистолеты. Тем более, что для ружей, размеры стволиков были слишком малы. Существовали ли в то время пистолеты, а если «да» то, как они выглядели. В некоторых европейских рукописях начала XV в. имеются рисунки всадников с коротким огнестрельным оружием, которое они держат в одной руке.

Некоторой аналогией нашим стволикам можно считать два немецких четырехствольных ружьеца XV в. Оба они отличаются по конструкции, поскольку выглядят как четыре трубки-ствола, насаженные с помощью втулки на короткое древко длиной 35 см. Длина каждого стволика всего 20 см. Исследователи относят их к одноручному огнестрельному оружию, позднее названного «пистолетом». Предположительно ими пользовались кавалеристы.

Здесь стоит сказать несколько слов о самом термине «пистолет». Долгое время его считали производным от названия города «Пистоя», полагая, что именно там пистолеты и были изобретены. На самом деле термин происходит от чешского слова «пиштала», которым гуситы называли ручное огнестрельное оружие. В немецком написании оно уже выглядело как «Pistolen» и в таком виде перешло к полякам, а потом и к нам.

Если считать наши стволики пистолетными, то остается вопрос, а как в них поджигали заряд. В древних ручницах использовали горящий фитиль, который подносили к затравочному отверстию. Часто в помощь нужен был второй человек. Для пистолетов же такой вариант исключался. Здесь решение заключалось в том, что в затравочное отверстие вставлялся короткий фитилек, который поджигался заранее. Пока всадник сближался с противником, фитилек прогорал, и огонь попадал внутрь ствола, производя выстрел. Такой принцип воспламенения был удобен для всадников, поскольку он мог управлять лошадью, держа пистолет в свободной руке.

Теперь понятно, почему один стволик имеет две затравки. Видимо, во избежание осечки, вставлялось два фитиля. Письменные источники не опровергают существования короткоствольного оружия. В хронике итальянского города Перуджи под 1364 г. записано: «… власти нашего города приказали изготовить пятьдесят «бомбард» длиною в ладонь, которые носятся в одной руке, удобны и пробивают любой доспех».

К сожалению, не сохранилось рукоятей, к которым пистолетные стволы крепились. Здесь, приходится довольствоваться предположением, что это были небольшие деревянные ложи, похожие на ружейные, только значительно короче и меньше. Само соединение со стволом осуществлялось при помощи железных скобок.

Последнюю тайну пистолетных стволов мне так и не удалось разгадать. Как эти стволики попали в Исторический музей? Ни старожилы, ни инвентарные книги не помогли мне ответить на этот вопрос. Вроде бы они были принесены в музей после каких-то раскопок в Москве. Но это лишь предположение. Ясно одно — по внешнему виду и по особенностям изготовления эти предметы можно отнести к русским изделиям. Таким образом, на Руси уже в начале XV в. на вооружении войска были не только ружья, но и пистолеты. Учитывая то, что сохранились два практически идентичных стволика, можно говорить о вооружении пистолетами русских всадников. Именно для них было характерно возить пистолеты парами по бокам седла в кобурах.

Конечно, такое оружие нельзя считать удобным. Поэтому, как только в начале XVI в. была изобретена искровая системы воспламенения пороха в стволе, появились настоящие пистолеты. Выглядели они по-другому, чем первые варианты, но назначение их было такое же — стрельба одной рукой, более всего подходившая конному воину. Пистолеты получили большое распространение со второй половины XVI в., но заряд в них поджигался специальным колесным замком. Первоначально они были привилегированным оружием и применялись только рыцарями и феодалами. Обычно такие пистолеты очень красиво оформлялись.

Ю. Шокарев, 2002 г.

www.adventure.ru

Также читайте:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *