Клуб «Надежда» ведет поиск

29 мая 2013

Для авторов статьи знакомство с поиском началось в 1999 г. По инициативе студентов-историков Московского городского педагогического университета было создано Военно-историческое общество «Поиск». Ребята должны были участвовать в полевых работах по поиску, эксгумации, установлению личности и достойному перезахоронению павших воинов.

Первый самостоятельный выезд на места боев состоялся в июле того же года, в Ярцевский район Смоленской области, в составе Деснинской археологической экспедиции, под руководством Р. Нигматуллина. Экспедиция занималась раскопками археологических памятников на участке, по которому пройдет ветка газопровода Ямал-Европа IV. Нас зачислили рабочими-землекопами, поэтому поиском могли заниматься в свободное от работы время.

Наш отряд попал на раскопки археологического памятника около деревни Лосево. В первый же день в раскопе обнаружили останки солдата, но пока не были закончены археологические работы, мы не могли приступить к эксгумации. Нам удалось собрать осколки немецкой каски, поэтому погибшего солдата мы посчитали немцем. Во время обеденного перерыва мы отправлялись обследовать окрестности. Нам сильно мешало не знание характера боевых действий в этом районе. Единственно, было известно, что в районе Смоленска произошло одно из самых важных сражений первого периода Великой отечественной войны – Смоленское сражение, и оно было одинаково тяжелым для вермахта и для Красной Армии. Для того, чтобы узнать больше, мы решили направиться в деревню Лосево и расспросить старожилов о боях в этих местах.

Местные жители рассказали, что здесь наступали части Красной Армии и несли очень большие потери. Один разведывательный батальон вместо того, чтобы заниматься разведкой, конфисковал в деревне весь наличный самогон, расположился в ближайшем урочище и время от времени посылал гонца к председателю колхоза со словами: «Председатель, зарежь барана». Естественно, часть, в состав которой входил этот батальон, ничего не знала о противнике. В результате, прорвавшаяся немецкая мотопехота окружила и уничтожила мотострелковую дивизию. Позднее подтверждение этому факту мы нашли в Центральном Архиве Министерства Обороны РФ.

Там же, в деревне Лосево мы познакомились с прапорщиком, который работал в танковом музее в Кубинке. Он устроил нам «экскурсию» в овраг по тем местам, где им были раскопаны бойцы. По его мнению, если у погибшего не оказалось смертного медальона или документов, и установить личность невозможно, то не обязательно хоронить…

За время работы в Смоленской области нам часто встречались места, где поработали мародеры. Они ищут оружие, взрывчатку, ценные вещи, золотые зубы и т.п. Человеческие останки для них всего лишь шлак. Копают одинаково интенсивно как немцев, так и наших. Особенной популярностью пользуются немецкие военные кладбища, и бывает так, что некоторые могилы перекапывают многократно.

После того, как были закончены археологические работы, мы получили разрешение произвести эксгумацию останков, попавших в раскоп. Медленно, слой за слоем снимали землю с костей, обнажая скелет. Так, постепенно, останки были очищены от земли. При этом мы пользовались саперной лопаткой, ножами и кисточками. В результате правильно проведенной эксгумации, определили примерный возраст человека: судя по состоянию зубов и костей ему было 35-40 лет, рост за 1м 80см. Его волокли за ноги, так как ремень с саперной лопаткой, подсумками и флягой сместились к груди. Мы предположили, что его прикопала в воронке какая-то женщина: об этом свидетельствовала саперная лопатка, которую мы обнаружили в ногах. И самое главное, у погибшего был смертный медальон, содержание которого помогли раскрыть сотрудники Смоленского музея Великой Отечественной войны. Воином оказался Бойко Александр Илларионович, 1906 г.р., уроженец Саратовской области, Федоровского района, д. Федоровка.

И хотя мы слышали от некоторых участников Деснинской экспедиции: «Зачем вы возитесь с этими костями, прикопайте их в сторонке», — мы решили, что погибший должен быть похоронен. Начальник экспедиции выделил деньги, на них купили хороший гроб, венок, и останки Бойко Александра Илларионовича торжественно перезахоронили в центре деревни Лосево, около памятника погибшим односельчанам.

После возвращения в Москву, мы получили подтверждение личных данных Бойко А. И. в ЦАМО, в картотеке учета безвозвратных потерь рядового и сержантского состава. Преподаватель нашего университета А.А. Галаган опубликовал статью «Нет безымянных героев» в газете Федоровского района Саратовской области. В январе 2000 г. был получен первый отзыв на статью: писала жительница деревни Федоровка, которая благодарила всех, кто был причастен к данному событию. Члены ВИО «Поиск» работу посчитали завершенной.

Именно с этого момента военно-исторический клуб «Надежда» появился на свет. Ребята взяли инициативу в свои руки, откликнулись на письмо и вскоре выяснили адреса дочерей без вести пропавшего героя (жена и два сына к этому времени уже умерли). Родственники сообщили, что Александр Илларионович ушел на фронт летом 1941 г., и последнее письмо было получено из-под Смоленска. После этого письменная связь прекратилась, и жена Александра Илларионовича решила, что он погиб. Официальное извещение семья получила только летом 1942 г. После войны они неоднократно разыскивали его, ездили в Смоленск, но ответ был один: погиб в декабре 1941 г. под Москвой. Две дочери и внук нашли силы и средства для того, чтобы в июне 2000 г. поехать в Лосево, произвести повторную эксгумацию и перевести останки в Федоровку. А. И. Бойко был торжественно похоронен на деревенском кладбище, около могилы своей жены, которая ждала его все послевоенные годы, и которой цыганка нагадала, что он вернется. Он вернулся в свои родные места и обрел покой спустя 59 лет после гибели.

Тангатаров Гали Хайбарович, уроженец Башкирии, 1915 г.р., погиб в 1943 г. также под Смоленском. Его останки, вместе с семерыми безымянными бойцами нашли ребята из г. Ярцево. У одного из погибших обнаружили медаль «За боевые заслуги», по номеру которой в ЦАМО РФ удалось установить его личность. Из наградного листа мы узнали, что Тангатаров был на фронте с лета 1941 г., хороший снайпер, имел на личном счету 10 солдат и одного вражеского снайпера. В картотеке учета безвозвратных потерь лаконичная запись: «Пропал без вести 13 августа 1943 г.», без указания района, где это произошло. Благодаря помощи Полномочного представительства Республики Башкортостан и руководству Исторической Мечети, останки героя были отправлены на родину и торжественно преданы земле 3 мая 2000 г.

Обидно, что страна, победившая в страшной войне, в течение 56 лет не может найти средства для достойного захоронения воинов, отдавших за нее жизнь. Только энтузиасты, зачастую за свой счет и личное время, делают то, что должно делать государство.

С 29-го апреля по 7-е мая 2000 г. на Синявинских высотах (Кировский район Ленинградской области) проходила Вахта Памяти. В ней принимали участие два питерских («Русь», под руководством А. В. Чупрова и «Лес», под руководством А. Карпова) и один московский («Надежда», под руководством С. П. Татаркина) поисковых отряда.

Синявинские высоты одновременно страшное и печальное место. Во время Великой Отечественной войны бои здесь продолжались с небольшими перерывами в течение 3-х лет (1941 – 1944 гг.). Где расположены высоты, прошло несколько кровопролитных операций по прорыву Ленинградской блокады. Если обратиться к военным документам, то можно увидеть, что расстояние, разделявшее Волховский и Ленинградский фронты, составляет всего 19 км. Но из-за того, что немецкие войска занимали выгодные в стратегическом отношении высоты, все попытки прорыва оканчивались неудачей. Советские войска смогли «пробить коридор» вдоль берега Ладожского озера шириной только 3 км. Именно в этих местах сражалась 2-я Ударная Армия 2-го формирования, имевшая самую мощную военную группировку. Но не смотря на это, выбить немцев с господствующих высот не удалось. Только в январе 1944 г. они оставили занимаемые позиции в связи с общей обстановкой на советско-германском фронте. Уровень организации немецкой обороны был такой, что противник мог малыми силами сдерживать наступление многократно превосходивших его советских войск. В первую очередь это было связано с тем, что немцы имели глубоко эшелонированную оборону, хорошо насыщенную артиллерией, минометами, огневыми точками и минными полями. Именно в этих местах впервые против советских войск были применены тяжелые танки «Тигр».

Поисковая работа проводилась на картофельном поле, где бросалось в глаза ржавое железо и человеческие кости. По краям его «украшали» пирамиды из реактивных снарядов к «Катюшам». На все это много лет не обращают внимания местные власти, они же враждебно относятся к поисковикам. Условия работы оказались очень тяжелыми. В поле со всех сторон дул пронизывающий ветер, от которого одно спасение – раскоп глубиной 1,5 м. Сильный мелкий дождь застилал глаза. По ночам температура опускалась до –2 градусов, а по утрам лежал иней, и согреться можно было только у костра.

В первый же день нашли останки 13 бойцов Красной Армии. До того, как извлечь кости, надо было проделать подготовительные работы. Во-первых, с помощью щупа определить место раскопа. Иногда приходилось больше часа ходить по полю в поисках «провала», по 5 – 6 раз бить шурфы и ошибаться. Почти с каждым бойцом извлекали гранаты различных систем. Из одной ямы, наряду с останками четырех бойцов, извлекли 14 гранат РГД-33, 6 РПГ-40, несколько немецких «яйцевидных» гранат М-39, «колотушек» М-24, минометные мины калибра 50 мм, диски для автомата ППШ, РПД, магазины к ППС. Обнаружили и весьма специфические предметы: гранату, переделанную из минометной мины (блокадный вариант), стеклянную противопехотную мину, немецкую тротиловую шашку в виде чемоданчика, большое количество снарядов различных калибров, личные вещи бойцов. Недалеко, судя по всему в медсанбатовском блиндаже, нашли чемоданчик, в котором находились градусник, ампула с сохранившимся йодом и медицинские принадлежности. Среди находок хочется отметить стальные нагрудники образца 1936 и 1942 гг. Бойцы, которые их носили, принадлежали к так называемым штурмовым батальонам. Их бросали на прорыв в тех местах, где не справлялись штрафники. Такой стальной нагрудник мог «держать» автоматную пулю. Немецкий патрон калибра 7,92 мм пробивал его без особого труда, поэтому бойцов из этих батальонов называли «смертниками». Поражает возраст погибших: не более 25 лет. Рядом с одним из бойцов лежал автомат ППШ очень плохой сохранности.

Если повезет, то можно «собрать» бойца целиком, но чаще достают только череп или конечности. Например, в одном из раскопов, лежало 8 кирзовых ботинок, из которых не было ни одной пары: кого-то разорвало снарядом или растащил плуг. Из этого же раскопа извлекли штык к винтовке Мосина образца 1942 г., большое количество патронов к противотанковому ружью, топор, перочинный нож, опасную бритву.

Каждый день приносил новые открытия и новые находки. Однажды рядом с останками советских воинов обнаружили 4-х эсэсовцев. При них находилось множество интересных вещей: серебряные марки в портмоне, упаковки из-под продуктов питания и презервативов. Солдаты были вооружены карабинами, лишь у офицера находился парабеллум в кожаной кобуре. Как-то сразу вспомнились советские фильмы о войне, где немцы поголовно вооружены автоматами. В действительности, их имели прежде всего парашютисты и мотопехота. Буквально в метре от эсэсовцев лежали советские бойцы, предположительно разведчики. Они были одеты в полушубки и валенки, имели при себе компасы. Группа погибла, скорее всего, зимой 1943 г. На это указывают эсэсовцы, которых перебросили сюда для усиления в январе 1943 г. Правда, основная масса бойцов, найденная на этом поле, погибла летом – осенью 1943 г. во время проведения Мгинской наступательной операции. У одного из советских бойцов обнаружили чудом сохранившуюся, красноармейскую книжку, по которой удалось установить личность погибшего. Им оказался Селиверстов Никон (Николай) Егорович, уроженец Омской области. По обращении Чупрова А.В. в ЦАМО, сотрудники 9-го отдела (по учету безвозвратных потерь рядового и сержантского состава) смогли найти личную карточку Селиверстова Н.Е.. В ЦАМО он значится как Николай Егорович. Обращение в военкомат по месту призыва погибшего также имело результат: выяснилось, что жив сын, который и списался с питерскими поисковиками.

На этом же поле мы нашли останки матросов из морской пехоты. Одному бойцу принадлежали черный морской бушлат, морской ремень, медаль «За оборону Ленинграда» и гранаты Ф-1. При нем был планшет с Полевым уставом пехоты, книга по стрелковому делу и дивизионная газета. У другого погибшего находилась крышка от котелка с надписью: «Павликов И.С. КБФ».

За время Вахты мы обнаружили 60 бойцов, при них 2 медальона, один из которых прочтению не подлежал. По другому медальону удалось установить личность Мытарева Александра Васильевича, 1916 г.р., проживавшего до войны в Москве.

После завершения полевых работ наша деятельность не закончилась. Начали просмотр списков безвозвратных потерь частей и соединений, участвовавших в Мгинской наступательной операции. Эти шаги предприняли для розыска родственников найденных бойцов, так как ни Мытарев Александр Васильевич, ни Павликов И.С., не значились в картотеке учета погибших ЦАМО. Просмотр этих документов не дал никаких результатов. В Мгинской наступательной операции участвовала 73-я бригада морской пехоты, понесшая в боях такие потери, что была расформирована 5 сентября 1943 г. Уцелевший в жесточайших боях личный состав расформировали по другим частям Волховского фронта. В документах 73-й бригады эти люди, к сожалению, не указаны поименно, но зато есть все клички лошадей, которых также передавали в части Волховского фронта.

Мытарев Александр Васильевич призывался Кировским военкоматом города Москвы. Когда мы обратились с просьбой просмотреть книги учета военнообязанных, призванных этим военкоматом, выяснилось, что учтены только погибшие 1924 г. рождения, и Мытарев А.В. в списках отсутствовал.

К сожалению, мы часто сталкиваемся с тем, что многие бойцы и командиры РККА, найденные в ходе поисковых работ, не значатся ни в картотеке погибших ЦАМО, ни в книгах учета военкоматов…

С. Татаркин, Н. Васина, 2002 год

www.adventure.ru

Также читайте:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *