История воровской копейки

30 мая 2013

В настоящее время “воровскую” сущность этой копейки определить довольно легко. Прежде всего, она медная и с именем царя Михаила Федоровича. А, как известно, в годы его правления копейки чеканились только из серебра. Поэтому для сокрытия такого очевидного “воровства” фальшивые копейки из меди подвергались “белению”. Следы этой операции наблюдаются на копейке и через 300 лет. Изображение и надпись выполнены довольно неряшливо: едва определяемы контуры всадника, пляшущие буквы, неровные строки. “Воровским” оказался и вес копейки — всего 0,35 гр. Даже в конце правления Михаила Федоровича копеечная весовая норма была выше на 10 миллиграмм.

Подобные копейки тогда делались двумя основными способами: чеканкой, как на денежных дворах, и литьем. Эта копейка изготовлена первым способом. Отлить монету таких размеров и толщины в “опоке” (форма, вырезанная в меловом известняке) было гораздо сложнее. Простая техника чеканки, несложная технология позволяли любому ремесленнику, мало-мальски знакомому с бесхитростными тонкостями денежного дела, прямо у себя “в домех” организовать это опасное производство. Вот и вырезал некто на торцах двух железных болванок всадника и царский титул, сделав из первого “вершник”, а из второго — “исподник”. С этого и началось его “воровское” дело.

Неизвестно, какой по счету была наша копейка. Но к тому времени, когда она была выпущена, чеканы порядком поизносились. От коня остались лишь передняя правая нога, колено согнутой левой и голова, на которой хорошо заметны уши. О всаднике можно судить по ноге, да по предплечью и плечу правой руки. Только копье, слегка изогнутое, свободно пересекает монетное поле сверху вниз. От царского титула, и без того, не поместившегося на копейке, остались буквы “И” и “К”. Имя “Михаил” уже потеряло первую букву. “Д” стало как “Л”, “В” как “О”. Хотя в целом надпись вполне различима. Наверное, в отличие от лицевого, оборотный чекан иногда подчищался.

И вот “воровская” копейка, сделанная из меди, готова. По своим размерам она вроде бы ничем не отличается от серебряных “прямых” монет. Но именно за счет этого вес ее много меньше нормативного (дает о себе знать разница удельного веса металлов). Для большей достоверности копейку покрыли тонким слоем белого металла. Так называемое “беление” было осуществлено с помощью олова, а возможно, и серебра. В ХVII веке фальшивомонетчики знали еще один способ “беления” “воровских” копеек — лужение. Это — нанесение серебра на поверхность медной монеты с использованием свойств нагретой ртути. При нагревании двух металлов ртуть испаряется, а серебро распределяется по монетному полю тонким равномерным слоем. Такой прием придавал фальшивой копейке естественный серебряный блеск.

Итак, копейка готова. Конечно, она не одна. Ее “собратья” уже пущены в обращение или еще ждут своего часа. Но откуда начнет свой “воровской” путь, копейка и в каком месте будет бродить она по рукам, неся своим владельцем удачу или беды? Место ее рождения навсегда останется тайной. Под всадником копейки едва просматривается буква “М” (или О/М) — знак Московского денежного двора. Но и это еще не дает полной уверенности, что отчеканили ее в Москве. В одном из царских указов говорилось, “что привозят к нам к Москве из городов целовальники денежные всякие доходы, и в тех доходех многия худыя воровского дела медныя и оловяныя денги, и в том нашей казне чинится истеря”. Если учесть, что с 1627 года чеканка монет происходила только в Москве, то всякому станет ясно, что и продукция фальшивомонетчиков других городов могла выходить лишь со знаком Московского денежного двора. Поэтому и выходит, что эта копейка могла быть отчеканена как в Москве, так и, например, в Вологде, Ярославле, Козлове или в каком-нибудь другом городе. Впрочем, находка нашей копейки в Москве, да еще в самом центре города, на Красной площади, указывает на ее возможную связь с городским посадом.

Время выпуска “воровской” копейки можно указать более определенно, хотя и не очень точно. Она была найдена на Красной площади в том месте, где в 1636 году был построен и освящен Казанский собор. Событие это во многом примечательно. После него следуют два царских указа, направленные против фальшивомонетчиков, опыт которых был обобщен в специальной главе Соборного Уложения 1649 года. Во всех этих документах среди различных видов фальшивых монет медная копейка занимает первое место. Но копейка могла оказаться на этом месте и раньше. А если так, то когда? Может ли об этом сказать сама монета?

“Воровская” копейка, какие бы погрешности в оформлении она не содержала, среди подлинных серебряных монет должна была иметь свой прототип или образец. Знак Московского денежного двора, который попытался изобразить резчик на “воровском” чекане, был известен еще с конца XVI века. Однако на монетах Михаила Федоровича такой тип утвердился не сразу. Наряду с другими вариантами знаков он впервые встречается на копейках 1617-1618 годов. И лишь с середины 20-х годов ХVII века занял господствующие положение. Примерно с 1635 года его место становится неоспоримым. Но и это еще не все. Оборотная сторона “воровской” копейки с надписью тоже имеет свои особенности. Это — и отдельные нюансы в правописании, сокращении, и способы начертания букв, их положения по отношению друг к другу, и разбивка царского титула и имени на строки. Сравнение надписи “воровской” копейки с надписями подлинных монет указывает на то, что копейки, взятые денежным вором за образец, появились не ранее 30-40-х годов. Получается, что выпуск этой копейки совпал и с постройкой Казанского собора, и с появлением царских указов против фальшивомонетчиков, и, главное, с наплывом на денежный рынок страны самой низкопробной “воровской” продукции.

Место, где была найдена “воровская” копейка, имеет еще одну интересную особенность. На Красной площади, напротив Кремля, рядом с Казанским собором, располагалось самое главное торжище Москвы — торговые ряды, целый комплекс, где концентрировалась вся столичная торговля. Это обстоятельство проливает свет на дальнейшую историю “воровской” копейки. Конечно, ее пытались использовать, а может быть, и использовали “на всякие покупки в рознь”. Естественно, торговцы-оптовики подобную фальшивку не употребляли, уж очень она была откровенна. Не встречаются такие копейки и в кладах, хотя в царствование Михаила Федоровича “воровских” монет было достаточно. Медными посеребренными копейками владели люди крайне малого достатка. Несколько копеек казались им целым состоянием. Они-то и предпочитали иметь дело с такими же, как и они, торговцами невысокого ранга.

Быть может, ее случайно потеряли, быть может, выбросили в сердцах, обнаружив подделку. Так или иначе, но “воровская” копейка так и затерялась в земле близ Казанского собора, не попав в спецхран царской Казны.

С. Таценко, 2002

Источник: www.adventure.ru

На сайте Ценные монеты России вы узнаете о недрагоценных монетах современной России, стоимость которых может вас сильно удивить.

Также читайте:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *